СТАЛИН И НАУКА

   Корифей всех наук и история
   Профессор Аркадий Самсонович Ерусалимский, у которого я был с матерью в гостях, рассказывал (1940) нам.
   Он был автором предисловия к книге Бисмарка, изданной в 39-м году. Сталин внес в предисловие ряд поправок (например, вписал в характеристику Бисмарка слова "великий юнкер"). В связи с изданием этой книги Ерусалимский был приглашен к Сталину. Во время этого визита на столе Сталина лежала книга Платона на греческом языке. Это была бутафория: греческого языка Сталин не знал.
 
   Покровительство историку
   Однажды рано утром академик Евгений Викторович Тарле был разбужен телефонным звонком. Говорил Сталин:
   — Вы читали сегодняшнюю "Правду"?
   — Нет, товарищ Сталин. Еще не успел.
   — Ну и хорошо! И не читайте. А то я недоглядел.
   Сталин повесил трубку.
   Тарле раскрыл газету и увидел, что в ней опубликована разгромная статья о его последней книге.
   Все удивлялись, почему Тарле совершенно безболезненно перенес критику. А вскоре «Правда» опубликовала положительную статью о Тарле.
 
   Корифей всех наук и генетика
   Не желая сдаваться наступавшей лысенковщине, всемирно известный генетик, академик Николай Иванович Вавилов говорил: "Придется идти за науку на крест".
   20 ноября 1939 года Вавилов был принят Сталиным.
   С 10 часов утра до часа ночи Вавилов ждал приема. Наконец его пригласили. Он вошел. Поздоровался. Сталин ему не ответил и спросил:
   — Ну что, гражданин Вавилов, будете заниматься цветочками или будете помогать нам?
   Вавилов стал объяснять, чем он занимается.
   — Вы свободны, — сказал Сталин.
   Но Вавилов был свободен 9 с половиной месяцев. Вслед за ним были арестованы и его последователи.
   Борьба генетиков была единственной сознательной оппозицией Сталину в конце 30-х годов.
 
   Сталин и нужный физике человек
   Пришел к Сталину академик Петр Леонидович Капица и говорит: арестован физик Ландау, прошу освободить — он мне нужен.
   Сталин адресует просьбу присутствующему здесь Берия. Берия отвечает: Ландау арестован как англо-немецко-французский шпион.
   Сталин разводит руками, мол, ничего не поделаешь. Капица говорит: да, но он мне нужен. Сталин движением бровей переадресует заявление к Берия. Тот отвечает: Ландау признался в том, что он шпион. Сталин снова разводит руками: арестован, шпион, признался.
   Капица не отступает: Да, но он мне нужен. Сталин вновь мимически отправляет реплику Капицы Берия. А тот отвечает: уже состоялся суд, и суд признал Ландау виновным. Сталин опять разводит руками: уж если и суд решил — ничего не поделаешь. Капица настаивает: да, но он мне нужен. Сталин теряет терпение и говорит Берия: слушай, Берия!
   Видишь, он человеку нужен! Раз нужен — отдай! И Берия ничего не остается, как освободить Ландау.
   Пойди Капица по тривиальному пути: Ландау честный человек, не шпион, — и он, поставив под сомнение систему арестов, проиграл бы дело. Капица же говорил не политически, а прагматически: мол, все верно, однако рациональней использовать Ландау не в качестве удобрения почвы или в лучшем случае лесоповалыцика, а для решения важных научно-технических задач.
   Такова легенда. Сам же академик Лев Давыдович Ландау рассказывал, что Капица пришел к Сталину и сказал: арестован Ландау, а он может сделать жидкий гелий, Ландау нужно вернуть.
   Сталин распорядился.
   Жидким гелием Ландау никогда не занимался, но, как обыкновенный гений, конечно же, быстро создал технологию приведения этого газа в жидкое состояние.
 
   Непонятое задание
   В 1940 году Сталин дал Павлу Федоровичу Юдину, возглавлявшему Институт философии АН СССР, задание:
   — Хорошо было бы создать для массового читателя ряд книг по философским дисциплинам.
   В Институте философии посовещались и решили делать хрестоматии высказываний классиков марксизма-ленинизма по разным вопросам (Авнер Яковлевич Зись, например, делал хрестоматию по этике).
   Сталин посмотрел хрестоматии и сказал:
   — Вы думаете, что только вы умные, а другие дураки. Сами читаете сочинения классиков, а другие пусть цитатками пользуются?!
   И издание погорело.
 
   Корифей всех наук и история культуры
   В 1939 году Сталин высказал Юдину пожелание:
   — Хорошо бы написать труд по истории культуры.
   В руководимом Юдиным институте сразу же приступили к созданию проспекта первого тома (античная культура). Вскоре Юдин показал готовый проспект Сталину, который выразил недовольство:
   — Вы не поняли. Я говорил о труде по истории культуры, а вы принесли проспект труда по истории гражданского общества. История культуры — это то, что было в первобытном обществе (!!!) до возникновения классов и государства (!!!).
   Господь бог и война спасли философию и культуру от осуществления этого замысла.
 
   Творческое задание
   В начале 41 года философ Юдин в очередной раз был у Сталина. Вождь спросил: чем советские философы порадуют партию и народ к 25 годовщине Октябрьской революции? Юдин простодушно ответил:
   — Не знаю, товарищ Сталин. Посоветуйте, пожалуйста.
   — Хорошо было бы, чтобы советские философы написали труд о советском государстве.
   — Хорошо, товарищ Сталин. Мы постараемся.
   Юдин создал в возглавляемом им Институте философии творческий коллектив из трех человек: он — руководитель и авторы — Зись и Францев. Коллектив начал работу, которую прервала война.
 
   Философские суждения
   Незадолго перед войной Сталин сказал:
   — Гегель — аристократическая реакция на Французскую буржуазную революцию и французский материализм.
   Диалектический закон "отрицания отрицания" он назвал отрыжкой гегельянщины.
   Все эти высказывания противоречат не только всей мировой традиции в трактовке гегелевской философии, не только фактам культуры и истории, но и определениям Гегеля в работах Маркса и Ленина, продолжателем учения которых объявлял себя Сталин.
   Видимо, философ Стэн, обучавший генсека философии и жаловавшийся на теоретическую ограниченность своего подопечного, так и не смог преодолеть этой ограниченности: Сталину не удалось ни самостоятельно, ни с помощью Стэна освоить наследие Гегеля.
 
   Не проявил бдительности
   В 1938 году в Институте философии состоялось заседание партбюро. Оно рассмотрело персональное дело академика М., провинившегося в том, что слывущий любовником его жены человек арестован как враг народа. М. оправдывался:
   — Товарищи, я же был не в курсе дела!
   Ему вынесли выговор за утрату большевистской бдительности.
   Хитроумный М. обратился к товарищу Сталину с письмом по философским вопросам и был им принят, после чего выступил в Институте философии на специальном заседании. Его речь состояла из фраз:
   — В беседе со мной товарищ Сталин… указал… подчеркнул… раскрыл…
   Выговор с М. сняли, а протокол партбюро уничтожили.
 
   Обсуждение преимуществ
   В 1940 году на приеме у Сталина Юдин высказал суждение о великих преимуществах советской экономики перед капиталистической.
   — Так-то оно так, — сказал Сталин. — Преимущества, безусловно, есть.
   Только можете ли вы мне объяснить, почему в Выборге до нашего прихода была электростанция, на которой работало шесть человек (хозяин — он же директор — и еще пять инженеров и техников), а сейчас, при советской власти, на этой же электростанции работают 300 человек? И нельзя сказать, что от этого станция дает больше электроэнергии.
 
   Любимые деятели
   Любимыми русскими историческими деятелями Сталина были Иван Грозный и Петр I. «Чуткие» художники сняли о них фильмы и написали книги. В Грозном и Петре Сталин видел своих предшественников, близких ему по духу и типу исторической деятельности.