СТАЛИН И КРУПСКАЯ

   У музея-квартиры
   Михаил Ильич Ромм рассказывал мне в 1963 году. Во время съемок фильма "Ленин в 1918 году" у творческой группы возникла необходимость осмотреть квартиру Ленина в Кремле. Сопровождала Ромма и других участников фильма Крупская. Показывая квартиру, она обратила внимание на солдата-часового. 'Тогда красноармейцы, — сказала она, — были, конечно, не такими. Ну разве это солдат революционной армии? Что написано у него на лице? 'Так точно, слушаюсь'" И все это говорилось при красноармейце охраны, который продолжал стоять не шелохнувшись, как статуя.
 
   С кем вы?
   Профессор Авнер Яковлевич Зись рассказывал (1957) мне, что он работал с Крупской и часто виделся с ней. Однажды он высказал какое-то суждение, и Крупская оценила его как неправильное. Зись ответил:
   — Так написано у товарища Сталина.
   Крупская возразила:
   — Ленин считал по-другому. Вы и решайте, с кем вы согласны: с Лениным или со Сталиным.
   — С Лениным, — сказал Зись и оглянулся по сторонам.
 
   Вдова Ленина
   Профессор Илья Деомидович Панцхава рассказывал в 1949 году.
   Крупская как-то возразила Сталину. Он рассердился и призвал её к порядку:
   — Не лезь! Иначе мы скажем партии и народу, кто действительно был женой Владимира Ильича.
   Крупская попыталась что-то объяснить, Сталин перебил ее:
   — Молчи, дура, а то назначим вдовой Ленина Фотиеву или Стасову.
 
   Взаимность
   Сталин называл Крупскую вдоствующей императрицей.
   Крупская собиралась выступить на XVIII съезде партии с осуждением сталинского деспотизма. Кто-то из друзей сказал, что ей не дадут слова. Крупская ответила: "Тогда я поднимусь из зала и потребую слова, ведь я сорок лет в партии". О намерении Крупской стало известно Сталину. 26 февраля 1939 года Крупская отмечала семидесятилетие. С диагнозом «отравление» она была доставлена в больницу, где, не приходя в сознание, скончалась.
   Предание говорит, что она отведала торт, присланный Сталиным ко дню ее рождения. Эта версия выглядит недостоверной: ведь торт попробовали и гости, а между тем, нет свидетельств, что кроме неё кто-либо еще отравился. Эту легенду опровергает и секретарь Крупской В. Дридзо — дочь С. Лозовского. Однако характерна сама версия насильственной смерти, упорно бытующая в устных преданиях.